September 22nd, 2016

Гена

Стихи про Теплый Стан

Оригинал взят у elesin в Продолжение
А ты меня не холишь, не лелеешь,
Не то, что пятый сталинский удар.
Я знаю, от стыда не заалеешь,
Ведь Ставрополь совсем не Краснодар.

А нам-то что? Нас бьют, а мы не плачем.
Мы держимся зачем-то на плаву.
Зато я в переулке был Казачьем,
И я еще верну Москве Москву.

Шашлычную верну напротив ТАСС я.
За грамм не больше, сволочи, рубля.
Открою снова кафетерий «Аист»
И бар «Пивбар», который у Кремля.

В Медведкове еще, на Теплом Стане,
Среди просторов мирных Бирюлей…
Какие, извините, блин, земляне
В бою инопланетных кораблей?

Гена

Бульдозерная выставка: 1974-2016

Оригинал взят у memo_projects в Несколько больше, чем 40
Оригинал взят у skif_tag в "Добрые" традиции
Оригинал взят у skif_tag в "Добрые" традиции
40 лет назад, 15 сентября 1974 года, в Москве состоялась «Бульдозерная выставка» — одна из наиболее известных публичных акций неофициального искусства в СССР.
Конечно, это было нечто, гораздо большее, чем просто выставка. И это было, конечно, нечто большее, чем просто операция по разгону потерявшей страх в период оттепели интеллигенции.
Бульдозер против мольберта!



Сам процесс разгона вернисажа с помощью бульдозера явился неким художественным феноменом, живущим своей жизнью, самоценным по сути.
Collapse )

Гена

Мультипликатор Юрий Норштейн жил в Беляево

Оригинал взят у russlink_church в «Я думал, Евангелие никогда не кончится»

Иконописец Борис Норштейн об отце, Евангелии и письмах Ван Гога

Иконописец Борис Юрьевич Норштейн. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru
Иконописец Борис Юрьевич Норштейн. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru




Борис Норштейн живет в Курчатове, куда уехал из Москвы лет двадцать тому назад, расписывает храмы, делает мозаики и воспитывает шестерых детей.

Примерно два раза в год к нему в гости приезжает папа – Юрий Норштейн, создавший такие прекрасные мультфильмы, что, наверное, никто не станет ему в этом равным, тем более что сейчас и мультипликация, и кинематограф стремятся быть не искусством, а индустрией.

У отца и сына совсем разная жизнь. Борис Норштейн целые дни проводит в храме. Его папа, приезжая в Курчатов, заходит туда, чтобы посмотреть, что делает сын. Они – представители двух поколений, одно из которых в 1990-е пришло в Церковь и оказалось дома, а другое так и не смогло переступить через что-то в себе.


Collapse )